Пусть расцветают сто цветов. Сто цветов


Пусть расцветают сто цветов

ПланВведение 1 Подготовка кампании 2 Ход кампании 3 После кампании 4 Исторический прототип кампании 5 Реакция на кампанию в Советском Союзе

Введение

Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ — лозунг, под которым китайский лидер Мао Цзэдун провозгласил в 1957 году широкую кампанию по усилению гласности и критики. Движение называлось Байхуа юньдун (кит. 百花运动) .

Наиболее активная часть кампании началась в феврале 1957 года, когда Мао обратился к китайской интеллигенции, предлагая свободу мнений, критику и плюрализм. Это вызвало немедленную острую критику партии, идей коммунизма и лично Мао, в чём Мао усмотрел происки «буржуазных правых элементов». В июне 1957 года вся кампания была резко свёрнута, но последствия продолжались с 1958 по 1966 год. Начальный период гласности оказался ловушкой: результатом кампании стала массовая травля интеллигенции.

1. Подготовка кампании

Коммунистический Китай с 1949 года провёл значительное количество революционных преобразований, в частности, обширную конфискацию и передел имущества. Первоначально в начале 1950-х Чжоу Эньлай собрал высших чиновников для откровенной беседы о насущных проблемах. Особого успеха кампания не имела, после революционного террора люди боялись говорить открыто.

На партконференции в 1956 году Чжоу Эньлай предложил провести более широкую кампанию среди всех интеллектуалов страны, чтобы получить широкую картину мнений о политике и правительстве. Тогда он сходился с Мао в том, что коммунистам нужна критика от народа, иначе не получится диктатуры народной демократии.

2. Ход кампании

Летом 1956 года Мао счёл проблему интересной и попросил Чжоу Эньлая взять управление кампанией на себя. Мао надеялся, что активное включение интеллигенции откроет новые творческие резервы и даст социализму активный ход. Мао был уверен, что только социалистический путь развития возможен, и социалистическая идеология должна победить все капиталистические взгляды, даже среди не-коммунистов.

Название движения взялось из классического стихотворения: «Пусть расцветают сто цветов, Пусть соперничают сто школ» (кит. 百花齐放,百家争鸣bǎi huā qífàng, bǎi jiā zhēngmíng).

Уже в конце 1956 года кампания была объявлена, но поначалу критики не появлялось, наоборот, приходили многочисленные письма с советами консервативного содержания. Чжоу Эньлай, ознакомившись с письмами, понял, что широко разрекламированная кампания не движется. Обсуждая это с Мао, он говорил, что от высших чиновников нужно больше энтузиазма, чтобы запустить кампанию.

В феврале 1957 года Мао заявил, что требуется именно критика, и стал критиковать тех, кто не рискует подвергнуть здоровой критике центральное правительство. После достаточно активных попыток интеллигенция перестала бояться ловушек, и наконец люди стали высказывать откровенно свои затаённые мысли. С 1 июня по 17 июля 1957 года в администрацию премьер-министра Чжоу Эньлая уже приходили миллионы писем, и ситуация полностью вышла из-под контроля.

Люди стали организовывать митинги, писать дацзыбао (стенгазеты крупными иероглифами), выходили на улицы, журналы заполнялись критическими статьями. Они протестовали против компартии и её контроля над совестью, против прошедших кампаний борьбы с контрреволюционерами, против рабства, против нищеты, запрета зарубежной литературы, коррупции и привилегий партийных лидеров — особенно яростно протестовали студенты университетов.

По мнению Мао, эти письма и кампании уже не отражали «здоровой критики», кампания становилась жёсткой и неподконтрольной. Письма требовали демократизации. Чжоу Эньлай поначалу отвечал на письма и пытался обсуждать их, но Мао отказался этим заниматься. Контролировать ситуацию стало так трудно, что Мао считал происходящее полным абсурдом. Появлялись требования к Мао снять с себя руководство страной и отстранить компартию от власти, о деполитизации общества и отказе от партий.

В июле 1957 года Мао распорядился остановить кампанию, и Чжоу не смог его переубедить. Есть, однако, предположения, что Мао предвидел результаты и планировал всё заранее для возможности широкой манипуляции людьми.

3. После кампании

Объявив об окончании кампании, Мао стал призывать интеллигенцию к объединению. При этом он стал обвинять интеллигенцию в контрреволюционной деятельности и оппозиции Председателю Мао. Те, кто особенно усердствовал в критике, стали подвергаться наказаниям, включая пытки и издевательства, нередко без суда и следствия. Многих отправляли в деревню для трудового перевоспитания.

В дальнейшем ситуация привела к Культурной революции, которая длилась до 1976 года.

4. Исторический прототип кампании

Лозунг «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ» был в своё время выдвинут императором Цинь Шихуаном, объединившим Китай примерно в 200 году до н. э. Мао Цзэдун всегда сопоставлял себя с Цинь Шихуаном, ратуя за единый и сильный Китай.

Во времена Цинь Шихуана советник Ли Сы, подводя итог кампании, сказал: (Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина))

…Однако приверженцы частных школ … поносят законы и наставления, и каждый, услышав о издании указа, исходя из своего учения, начинает обсуждать его. Войдя во дворец, они осуждают всё в своём сердце, выйдя из дворца, они занимаются пересудами в переулках. Поношение монарха они считают доблестью,… собирая низких людей, они сеют клевету. Самое лучшее — запретить это!

Ли Сы предложил запретить все школы и сжечь все книги, наказав смертной казнью тех, кто их хранит, кроме отдельных исторических, медицинских и гадательных книг. Император принял этот указ. Одним из центральных положений этой политики стало жёсткое преследование конфуцианцев.

5. Реакция на кампанию в Советском Союзе

Объявление этой кампании было для советского партийного руководства шоком. Газеты об этом практически умалчивали, зато включились в июле 1957 года (когда сама кампания уже стала сворачиваться), уделяя внимание борьбе с «контрреволюционными элементами» и «антипартийной линией». Это было первое серьёзное разногласие, которое в дальнейшем привело к прекращению дружбы между Китаем и СССР.

mirznanii.com

V Первые годы правления Мао. Компания "Сто цветов".

Первые года правления Мао уделял особое внимание аграрной реформе, развитию тяжёлой индустрии и укреплению гражданских прав. Почти все реформы китайские коммунисты проводят по образцу Советского Союза, имевшего в начале 50-х большое влияние на КНР и оказывавшего ему широкомасштабную экономическую и военную помощь. Маоистами проводится конфискация земли у крупных землевладельцев; в рамках первой пятилетки с помощью специалистов из СССР осуществляется ряд крупных индустриальных проектов. После смерти Сталина и XX съезда КПСС, в высших эшелонах власти Китая также возникают разногласия по поводу либерализации страны и допустимости критики по отношению к Партии. Мао решил, что контрреволюционные события в Венгрии в 1956 году вызваны слишком жёсткой политикой местных коммунистов и принял решение поддержать либеральное крыло КПК, которому принадлежали Чжоу Эньлай, Чэнь Юн и Дэн Сяопин. Мао предложил широкую кампанию по лозунгом

百花齐放,百家争鸣 Пусть расцветают сто цветов, пусь соперничают сто школ.

Уже в конце 1956 года кампания была объявлена, но поначалу критики не появлялось, наоборот, приходили многочисленные письма с советами консервативного содержания. Чжоу Эньлай, ознакомившись с письмами, понял, что широко разрекламированная кампания не движется. Обсуждая это с Мао, он говорил, что от высших чиновников нужно больше энтузиазма, чтобы запустить кампанию. В феврале 1957 года Мао заявил, что требуется именно критика, и стал критиковать тех, кто не рискует подвергнуть здоровой критике центральное правительство. После достаточно активных попыток интеллигенция перестала бояться ловушек, и наконец люди стали высказывать откровенно свои затаённые мысли. С 1 июня по 17 июля 1957 года в администрацию премьер-министра Чжоу Эньлая уже приходили миллионы писем, и ситуация полностью вышла из-под контроля. Люди стали организовывать митинги, писать дацзыбао (стенгазеты крупными иероглифами), выходили на улицы, журналы заполнялись критическими статьями. Они протестовали против компартии и её контроля над совестью, против прошедших кампаний борьбы с контрреволюционерами, против рабства, против нищеты, запрета зарубежной литературы, коррупции и привилегий партийных лидеров — особенно яростно протестовали студенты университетов.По мнению Мао, эти письма и кампании уже не отражали "здоровой критики", кампания становилась жёсткой и неподконтрольной. Письма требовали демократизации. Чжоу Эньлай поначалу отвечал на письма и пытался обсуждать их, но Мао отказался этим заниматься. Контролировать ситуацию стало так трудно, что Мао считал происходящее полным абсурдом. Появлялись требования к Мао снять с себя руководство страной и отстранить компартию от власти, о деполитизации общества и отказе от партий. В июле 1957 года Мао распорядился остановить кампанию, и Чжоу не смог его переубедить. Объявив об окончании кампании, Мао стал призывать интеллигенцию к объединению. При этом он стал обвинять интеллигенцию в контрреволюционной деятельности и оппозиции Председателю Мао. Те, кто особенно усердствовал в критике, стали подвергаться наказаниям, включая пытки и издевательства, нередко без суда и следствия. Многих отправляли в деревню для трудового перевоспитания. Многие исследователи считают, что Мао, возможно опасаясь, что недовольство масс может привести к гибели Коммунистическую партию Китая, он надеялся, что его риторические заявления позволят выпустить пар. Циники считают, что Мао на короткий срок "дал слово" диссидентам просто для того, чтобы выявить всех инакомыслящих и затем устроить очередную "чистку", ведь Мао был известен своим коварством. Но, возможно, движение "Сто цветов" было способом выявить волновавшие китайское общество проблемы, которые явились источником критических нападок оппозиционеров, с тем чтобы впоследствии их решить; только Мао и представить себе не мог, насколько сильной будет критика КПК и как широко она распостранится.

studfiles.net

Пусть расцветают сто цветов - это... Что такое Пусть расцветают сто цветов?

Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ — лозунг, под которым китайский лидер Мао Цзэдун провозгласил в 1957 году широкую кампанию по усилению гласности и критики. Движение называлось Байхуа юньдун (кит. 百花运动) .

Наиболее активная часть кампании началась в феврале 1957 года, когда Мао обратился к китайской интеллигенции, предлагая свободу мнений, критику и плюрализм. Это вызвало немедленную острую критику партии, идей коммунизма и лично Мао, в чём Мао усмотрел происки «буржуазных правых элементов». В июне 1957 года вся кампания была резко свёрнута, но последствия продолжались с 1958 по 1966 год. Начальный период гласности оказался ловушкой: результатом кампании стала массовая травля интеллигенции.

Подготовка кампании

Коммунистический Китай с 1949 года провёл значительное количество революционных преобразований, в частности, обширную конфискацию и передел имущества. Первоначально, в начале 1950-х, Чжоу Эньлай собрал высших чиновников для откровенной беседы о насущных проблемах. Особого успеха кампания не имела, после революционного террора люди боялись говорить открыто.

На партконференции в 1956 году Чжоу Эньлай предложил провести более широкую кампанию среди всех интеллектуалов страны, чтобы получить широкую картину мнений о политике и правительстве. Тогда он сходился с Мао в том, что коммунистам нужна критика от народа, иначе не получится диктатуры народной демократии.

Ход кампании

Летом 1956 года Мао счёл проблему интересной и попросил Чжоу Эньлая взять управление кампанией на себя. Мао надеялся, что активное включение интеллигенции откроет новые творческие резервы и даст социализму активный ход. Мао был уверен, что возможен только социалистический путь развития, и социалистическая идеология должна победить все капиталистические взгляды, даже среди не-коммунистов.

Название движения взялось из классического стихотворения: «Пусть расцветают сто цветов, Пусть соперничают сто школ» (кит. упр. 百花齐放,百家争鸣, пиньинь: bǎi huā qífàng, bǎi jiā zhēngmíng, палл.: бай хуа цифан, бай цзя чжэнмин).

Уже в конце 1956 года кампания была объявлена, но поначалу критики не появлялось, наоборот, приходили многочисленные письма с советами консервативного содержания. Чжоу Эньлай, ознакомившись с письмами, понял, что широко разрекламированная кампания не движется. Обсуждая это с Мао, он говорил, что от высших чиновников нужно больше энтузиазма, чтобы запустить кампанию.

В феврале 1957 года Мао заявил, что требуется именно критика, и стал критиковать тех, кто не рискует подвергнуть здоровой критике центральное правительство. После достаточно активных попыток интеллигенция перестала бояться ловушек, и наконец люди стали высказывать откровенно свои затаённые мысли. С 1 июня по 17 июля 1957 года в администрацию премьер-министра Чжоу Эньлая уже приходили миллионы писем, и ситуация полностью вышла из-под контроля.

Люди стали организовывать митинги, писать дацзыбао (стенгазеты крупными иероглифами), выходили на улицы, журналы заполнялись критическими статьями. Они протестовали против компартии и её контроля над совестью, против прошедших кампаний борьбы с контрреволюционерами, против рабства, против нищеты, запрета зарубежной литературы, коррупции и привилегий партийных лидеров — особенно яростно протестовали студенты университетов.

По мнению Мао, эти письма и кампании уже не отражали «здоровой критики», кампания становилась жёсткой и неподконтрольной. Письма требовали демократизации. Чжоу Эньлай поначалу отвечал на письма и пытался обсуждать их, но Мао отказался этим заниматься. Контролировать ситуацию стало так трудно, что Мао считал происходящее полным абсурдом. Появлялись требования к Мао снять с себя руководство страной и отстранить компартию от власти, о деполитизации общества и отказе от партий.

В июле 1957 года Мао распорядился остановить кампанию, и Чжоу не смог его переубедить. Есть, однако, предположения, что Мао предвидел результаты и планировал всё заранее для возможности широкой манипуляции людьми.

После кампании

Объявив об окончании кампании, Мао стал призывать интеллигенцию к объединению. При этом он стал обвинять интеллигенцию в контрреволюционной деятельности и оппозиции Председателю Мао. Те, кто особенно усердствовал в критике, стали подвергаться наказаниям, включая пытки и издевательства, нередко без суда и следствия. Многих отправляли в деревню для трудового перевоспитания.

В дальнейшем ситуация привела к Культурной революции, которая длилась до 1976 года.

Исторический прототип кампании

Лозунг «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ» был в своё время выдвинут императором Цинь Шихуаном, объединившим Китай примерно в 200 году до н. э. Мао Цзэдун всегда сопоставлял себя с Цинь Шихуаном, ратуя за единый и сильный Китай.

Во времена Цинь Шихуана советник Ли Сы, подводя итог кампании, сказал: (Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина))

…Однако приверженцы частных школ … поносят законы и наставления, и каждый, услышав о издании указа, исходя из своего учения, начинает обсуждать его. Войдя во дворец, они осуждают всё в своём сердце, выйдя из дворца, они занимаются пересудами в переулках. Поношение монарха они считают доблестью,… собирая низких людей, они сеют клевету. Самое лучшее — запретить это!

Ли Сы предложил запретить все школы и сжечь все книги, наказав смертной казнью тех, кто их хранит, кроме отдельных исторических, медицинских и гадательных книг. Император принял этот указ. Одним из центральных положений этой политики стало жёсткое преследование конфуцианцев.

Газеты об этом практически умалчивали, зато включились в июле 1957 года (когда сама кампания уже стала сворачиваться), уделяя внимание борьбе с «контрреволюционными элементами» и «антипартийной линией». Это было первое серьёзное разногласие, которое в дальнейшем привело к прекращению дружбы между Китаем и СССР.

См. также

Ссылки

  • Spence, Jonathan D., The Search For Modern China 2nd edition. New York: W.W. Norton & Company, 1990. (pp. 539-543)
  • Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина) Наука ГРВЛ 1975.

dic.academic.ru

Mao Volkov.svg

 

Главные деятели

 

Искусство и культура

 

Международное положение

 

Итоги Культурной революции

 

Исследователи Культурной революции

Пусть расцветают сто цветов | Дао выраженное словами

Главная » живопись » Пусть расцветают сто цветов

bai00

Знаменитое классическое выражение 百花齐放,百家争鸣 «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ», которое использовал Мао, начиная задолго до Горбачева свою кампанию гласности, хорошо иллюстрирует значение иероглифа «сто», как совокупности всех возможных сочетаний. Поэтому 百草 – все травы, 百姓 – народ, 百官 – чиновничество.

Изобразить что-либо в количестве ста единиц, значит исчерпать все мыслимые формы и образы. Именно это идею использовал художник в своем цикле картин, представленных ниже. К сожаленью, авторство установить не удалось.

Сто красавицbai01

Сто тигровbai02

Сто оленейbai03

Сто детейbai04

Сто собакbai05

Сто цветовbai06

Сто летучих мышей (символов счастья)bai07

Сто баранов и овецbai08

Сто лошадейbai09

Сто птицbai10

Сто журавлейbai11

Сто старцевbai12

Сто рыбbai13

Понравилась публикация? Поделись ссылкой с друзьями!

Ранее в этой же рубрике:

www.daokedao.ru

Пусть расцветают сто цветов Википедия

Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ — лозунг, под которым китайский лидер Мао Цзэдун провозгласил в 1957 году широкую кампанию по усилению гласности и критики. Движение называлось Байхуа юньдун (кит. 百花运动)[1].

Наиболее активная часть кампании началась в феврале 1957 года, когда Мао обратился к китайской интеллигенции, предлагая свободу мнений, критику и плюрализм. Это вызвало немедленную острую критику партии, идей коммунизма и лично Мао, в чём Мао усмотрел происки «буржуазных правых элементов». В июле 1957 года вся кампания была резко свёрнута, но ее последствия ощущались с 1958 по 1966 год. Начальный период гласности оказался ловушкой: результатом кампании стала массовая травля интеллигенции.

Подготовка кампании

Коммунистический Китай с 1949 года провёл значительное количество революционных преобразований, в частности, обширную конфискацию и передел имущества. Первоначально, в начале 1950-х, Чжоу Эньлай собрал высших чиновников для откровенной беседы о насущных проблемах. Особого успеха кампания не имела, после революционного террора люди боялись говорить открыто.

На партконференции в 1956 году Чжоу Эньлай предложил провести более широкую кампанию среди всех интеллектуалов страны, чтобы получить широкую картину мнений о политике и правительстве. Тогда он сходился с Мао в том, что коммунистам нужна критика от народа, иначе не получится диктатуры народной демократии.

Ход кампании

Летом 1956 года Мао счёл проблему интересной и попросил Чжоу Эньлая взять управление кампанией на себя. Мао надеялся, что активное включение интеллигенции откроет новые творческие резервы и даст социализму активный ход. Мао был уверен, что возможен только социалистический путь развития и социалистическая идеология должна победить все капиталистические взгляды, даже среди некоммунистов.

Название движения взялось из классического стихотворения: «Пусть расцветают сто цветов, Пусть соперничают сто школ» (кит. упр. 百花齐放,百家争鸣, пиньинь: bǎi huā qífàng, bǎi jiā zhēngmíng, палл.: бай хуа цифан, бай цзя чжэнмин).

Уже в конце 1956 года кампания была объявлена, но поначалу критики не появлялось, наоборот, приходили многочисленные письма с советами консервативного содержания. Чжоу Эньлай, ознакомившись с письмами, понял, что широко разрекламированная кампания не движется. Обсуждая это с Мао, он говорил, что от высших чиновников нужно больше энтузиазма, чтобы запустить кампанию.

В феврале 1957 года Мао заявил, что требуется именно критика, и стал критиковать тех, кто не рискует подвергнуть здоровой критике центральное правительство. После достаточно активных попыток интеллигенция перестала бояться ловушек, и наконец люди стали высказывать откровенно свои затаённые мысли. С 1 июня по 17 июля 1957 года в администрацию премьер-министра Чжоу Эньлая уже приходили миллионы писем, и ситуация полностью вышла из-под контроля.

Люди стали организовывать митинги, писать дацзыбао (стенгазеты крупными иероглифами), выходили на улицы, журналы заполнялись критическими статьями. Они протестовали против компартии и её контроля над совестью, против прошедших кампаний борьбы с контрреволюционерами, против рабства, против нищеты, запрета зарубежной литературы, коррупции и привилегий партийных лидеров — особенно яростно протестовали студенты университетов.

По мнению Мао, эти письма и кампании уже не отражали «здоровой критики», кампания становилась жёсткой и неподконтрольной. Письма требовали демократизации. Чжоу Эньлай поначалу отвечал на письма и пытался обсуждать их, но Мао отказался этим заниматься. Контролировать ситуацию стало так трудно, что Мао считал происходящее полным абсурдом. Появлялись требования к Мао снять с себя руководство страной и отстранить компартию от власти, о деполитизации общества и отказе от партий.

В июле 1957 года Мао распорядился остановить кампанию, и Чжоу не смог его переубедить. Есть, однако, предположения, что Мао предвидел результаты и планировал всё заранее для возможности широкой манипуляции людьми. [2]

После кампании

Объявив об окончании кампании, Мао стал призывать интеллигенцию к объединению. При этом он стал обвинять интеллигенцию в контрреволюционной деятельности и оппозиции Председателю Мао. Те, кто особенно усердствовал в критике, стали подвергаться наказаниям, включая пытки и издевательства, нередко без суда и следствия. Многих отправляли в деревню для трудового перевоспитания.

В дальнейшем ситуация привела к Культурной революции, которая длилась до 1976 года.

Исторический прототип кампании

Лозунг «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ» был в своё время выдвинут императором Цинь Шихуаном, объединившим Китай примерно в 200 году до н. э. Мао Цзэдун всегда сопоставлял себя с Цинь Шихуаном, ратуя за единый и сильный Китай.

Во времена Цинь Шихуана советник Ли Сы, подводя итог кампании, сказал: (Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина))

…Однако приверженцы частных школ … поносят законы и наставления, и каждый, услышав о издании указа, исходя из своего учения, начинает обсуждать его. Войдя во дворец, они осуждают всё в своём сердце, выйдя из дворца, они занимаются пересудами в переулках. Поношение монарха они считают доблестью,… собирая низких людей, они сеют клевету. Самое лучшее — запретить это!

Ли Сы предложил запретить все школы и сжечь все книги, наказав смертной казнью тех, кто их хранит, кроме отдельных исторических, медицинских, сельскохозяйственных и гадательных книг. Император принял этот указ. Одним из центральных положений этой политики стало жёсткое преследование конфуцианцев.

Газеты об этом практически умалчивали, зато включились в июле 1957 года (когда сама кампания уже стала сворачиваться), уделяя внимание борьбе с «контрреволюционными элементами» и «антипартийной линией». Это было первое серьёзное разногласие, которое в дальнейшем привело к прекращению дружбы между Китаем и СССР.

См. также

Примечания

  1. ↑ MacFarquhar, Roderick. The Hundred Flowers, 1960, pp. 3
  2. ↑ Spence, Jonathan D. The Search For Modern China. 2nd edition. New York: W.W. Norton, 1990. (pp. 539–43)

Ссылки

  • MacFarquhar, Roderick. The Hundred Flowers, Paris: The Congress for Cultural Freedom, 1960.
  • MacFarquhar, Roderick. The Origins of the Cultural Revolution: Contradictions Among the People, 1956-1957. Columbia University Press, 1973.
  • Zhu Zheng. 1957 nian de xiaji: Cong bai jia zhengming dao liang jia zhengming. Zhengzhou: Henan renmin chubanshe, 1998.
  • Maurice Meisner|Meisner, Maurice. Mao's China and After: A History of the People's Republic. New York: Macmillan, 1986. (pp. 177–80)
  • Spence, Jonathan D., The Search For Modern China 2nd edition. New York: W.W. Norton & Company, 1990. (pp. 539–543)
  • Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина) Наука ГРВЛ 1975.

wikiredia.ru

Пусть расцветают сто цветов — WiKi

Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ — лозунг, под которым китайский лидер Мао Цзэдун провозгласил в 1957 году широкую кампанию по усилению гласности и критики. Движение называлось Байхуа юньдун (кит. 百花运动)[1].

Наиболее активная часть кампании началась в феврале 1957 года, когда Мао обратился к китайской интеллигенции, предлагая свободу мнений, критику и плюрализм. Это вызвало немедленную острую критику партии, идей коммунизма и лично Мао, в чём Мао усмотрел происки «буржуазных правых элементов». В июле 1957 года вся кампания была резко свёрнута, но ее последствия ощущались с 1958 по 1966 год. Начальный период гласности оказался ловушкой: результатом кампании стала массовая травля интеллигенции.

Коммунистический Китай с 1949 года провёл значительное количество революционных преобразований, в частности, обширную конфискацию и передел имущества. Первоначально, в начале 1950-х, Чжоу Эньлай собрал высших чиновников для откровенной беседы о насущных проблемах. Особого успеха кампания не имела, после революционного террора люди боялись говорить открыто.

На партконференции в 1956 году Чжоу Эньлай предложил провести более широкую кампанию среди всех интеллектуалов страны, чтобы получить широкую картину мнений о политике и правительстве. Тогда он сходился с Мао в том, что коммунистам нужна критика от народа, иначе не получится диктатуры народной демократии.

Летом 1956 года Мао счёл проблему интересной и попросил Чжоу Эньлая взять управление кампанией на себя. Мао надеялся, что активное включение интеллигенции откроет новые творческие резервы и даст социализму активный ход. Мао был уверен, что возможен только социалистический путь развития и социалистическая идеология должна победить все капиталистические взгляды, даже среди некоммунистов.

Название движения взялось из классического стихотворения: «Пусть расцветают сто цветов, Пусть соперничают сто школ» (кит. упр. 百花齐放,百家争鸣, пиньинь: bǎi huā qífàng, bǎi jiā zhēngmíng, палл.: бай хуа цифан, бай цзя чжэнмин).

Уже в конце 1956 года кампания была объявлена, но поначалу критики не появлялось, наоборот, приходили многочисленные письма с советами консервативного содержания. Чжоу Эньлай, ознакомившись с письмами, понял, что широко разрекламированная кампания не движется. Обсуждая это с Мао, он говорил, что от высших чиновников нужно больше энтузиазма, чтобы запустить кампанию.

В феврале 1957 года Мао заявил, что требуется именно критика, и стал критиковать тех, кто не рискует подвергнуть здоровой критике центральное правительство. После достаточно активных попыток интеллигенция перестала бояться ловушек, и наконец люди стали высказывать откровенно свои затаённые мысли. С 1 июня по 17 июля 1957 года в администрацию премьер-министра Чжоу Эньлая уже приходили миллионы писем, и ситуация полностью вышла из-под контроля.

Люди стали организовывать митинги, писать дацзыбао (стенгазеты крупными иероглифами), выходили на улицы, журналы заполнялись критическими статьями. Они протестовали против компартии и её контроля над совестью, против прошедших кампаний борьбы с контрреволюционерами, против рабства, против нищеты, запрета зарубежной литературы, коррупции и привилегий партийных лидеров — особенно яростно протестовали студенты университетов.

По мнению Мао, эти письма и кампании уже не отражали «здоровой критики», кампания становилась жёсткой и неподконтрольной. Письма требовали демократизации. Чжоу Эньлай поначалу отвечал на письма и пытался обсуждать их, но Мао отказался этим заниматься. Контролировать ситуацию стало так трудно, что Мао считал происходящее полным абсурдом. Появлялись требования к Мао снять с себя руководство страной и отстранить компартию от власти, о деполитизации общества и отказе от партий.

В июле 1957 года Мао распорядился остановить кампанию, и Чжоу не смог его переубедить. Есть, однако, предположения, что Мао предвидел результаты и планировал всё заранее для возможности широкой манипуляции людьми. [2]

Объявив об окончании кампании, Мао стал призывать интеллигенцию к объединению. При этом он стал обвинять интеллигенцию в контрреволюционной деятельности и оппозиции Председателю Мао. Те, кто особенно усердствовал в критике, стали подвергаться наказаниям, включая пытки и издевательства, нередко без суда и следствия. Многих отправляли в деревню для трудового перевоспитания.

В дальнейшем ситуация привела к Культурной революции, которая длилась до 1976 года.

Лозунг «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ» был в своё время выдвинут императором Цинь Шихуаном, объединившим Китай примерно в 200 году до н. э. Мао Цзэдун всегда сопоставлял себя с Цинь Шихуаном, ратуя за единый и сильный Китай.

Во времена Цинь Шихуана советник Ли Сы, подводя итог кампании, сказал: (Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина))

…Однако приверженцы частных школ … поносят законы и наставления, и каждый, услышав о издании указа, исходя из своего учения, начинает обсуждать его. Войдя во дворец, они осуждают всё в своём сердце, выйдя из дворца, они занимаются пересудами в переулках. Поношение монарха они считают доблестью,… собирая низких людей, они сеют клевету. Самое лучшее — запретить это!

Ли Сы предложил запретить все школы и сжечь все книги, наказав смертной казнью тех, кто их хранит, кроме отдельных исторических, медицинских, сельскохозяйственных и гадательных книг. Император принял этот указ. Одним из центральных положений этой политики стало жёсткое преследование конфуцианцев.

ru-wiki.org

Кампания “Ста цветов” - это... Что такое Кампания “Ста цветов”?

Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ — лозунг, под которым Мао Цзэдун провёл в 1957 году широкую кампанию по усилению гласности и критики. Движение называлось Байхуа юньдун (кит. 百花运动) .

Наиболее активная часть кампании началась в феврале 1957 года, когда Мао обратился к китайской интеллигенции, предлагая свободу мнений, критику и плюрализм. Это вызвало немедленную острую критику партии, идей коммунизма и лично Мао, в чём Мао усмотрел происки «буржуазных правых элементов». В июне 1957 года вся кампания была резко свёрнута, но последствия продолжались с 1958 по 1966 год. Начальный период гласности оказался ловушкой: результатом кампании стала массовая травля интеллигенции.

Подготовка кампании

Коммунистический Китай с 1949 года провёл значительное количество революционных преобразований, в частности, обширную конфискацию и передел имущества. Первоначально в начале 1950-х Чжоу Эньлай собрал высших чиновников для откровенной беседы о насущных проблемах. Особого успеха кампания не имела, после революционного террора люди боялись говорить открыто.

На партконференции в 1956 году Чжоу Эньлай предложил провести более широкую кампанию среди всех интеллектуалов страны, чтобы получить широкую картину мнений о политике и правительстве. Тогда он сходился с Мао в том, что коммунистам нужна критика от народа, иначе не получится диктатуры народной демократии.

Ход кампании

Летом 1956 года Мао счёл проблему интересной и попросил Чжоу Эньлая взять управление кампанией на себя. Мао надеялася, что активное включение интеллигенции откроет новые творческие резервы и даст социализму активный ход. Мао был уверен, что только социалистический путь развития возможен, и социалистическая идеология должна победить все капиталистические взгляды, даже среди не-коммунистов.

Название движения взялось из классического стихотворения: «Пусть расцветают сто цветов, Пусть соперничают сто школ» (кит. 百花齐放,百家争鸣bǎi huā qífàng, bǎi jiā zhēngmíng).

Уже в конце 1956 года кампания была объявлена, но поначалу критики не появлялось, наоборот, приходили многочисленные письма с советами консервативного содержания. Чжоу Эньлай, ознакомившись с письмами, понял, что широко разрекламированная кампания не движется. Обсуждая это с Мао, он говорил, что от высших чиновников нужно больше энтузиазма, чтобы запустить кампанию.

В феврале 1957 года Мао заявил, что требуется именно критика, и стал критиковать тех, кто не рискует подвергнуть здоровой критике центральное правительство. После достаточно активных попыток интеллигенция перестала бояться ловушек, и наконец люди стали высказывать откровенно свои затаённые мысли. С 1 июня по 17 июля 1957 года в администрацию премьер-министра Чжоу Эньлая уже приходили миллионы писем, и ситуация полностью вышла из-под контроля.

Люди стали организовывать митинги, писать дацзыбао (стенгазеты крупными иероглифами), выходили на улицы, журналы заполнялись критическими статьями. Они протестовали против компартии и её контроля над совестью, против прошедших кампаний борьбы с контрреволюционерами, против рабства наподобие Советского Союза, против нищеты, запрета зарубежной литературы, коррупции и привилегий партийных лидеров — особенно яростно протестовали студенты университетов.

По мнению Мао, эти письма и кампании уже не отражали «здоровой критики», кампания становилась жёсткой и неподконтрольной. Письма требовали демократизации. Чжоу Эньлай поначалу отвечал на письма и пытался обсуждать их, но Мао отказался этим заниматься. Контролировать ситуацию стало так трудно, что Мао считал происходящее полным абсурдом. Появлялись требования к Мао снять с себя руководство страной и отстранить компартию от власти, о деполитизации общества и отказе от партий.

В июле 1957 года Мао распорядился остановить кампанию, и Чжоу не смог его переубедить. Есть, однако, предположения, что Мао предвидел результаты и планировал всё заранее для возможности широкой манипуляции людьми.

После кампании

Объявив об окончании кампании, Мао стал призывать интеллигенцию к объединению. При этом он стал обвинять интеллигенцию в контрреволюционной деятельности и оппозиции Председателю Мао. Те, кто особенно усердствовал в критике, стали подвергаться наказаниям, включая пытки и издевательства, нередко без суда и следствия. Многих отправляли в деревню для трудового перевоспитания.

В дальнейшем ситуация привела к Культурной революции, которая длилась до 1976 года.

Исторический прототип кампании

Лозунг «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ» был в своё время выдвинут императором Цинь Шихуаном, объединившим Китай примерно в 200 году до н. э. Мао Цзэдун всегда сопоставлял себя с Цинь Шихуаном, ратуя за единый и сильный Китай.

Во времена Цинь Шихуана советник Ли Сы, подводя итог кампании, сказал: (Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина))

…Однако приверженцы частных школ … поносят законы и наставления, и каждый, услышав о издании указа, исходя из своего учения, начинает обсуждать его. Войдя во дворец, они осуждают всё в своём сердце, выйдя из дворца, они занимаются пересудами в переулках. Поношение монарха они считают доблестью,… собирая низких людей, они сеют клевету. Самое лучшее — запретить это!

Ли Сы предложил запретить все школы и сжечь все книги, наказав смертной казнью тех, кто их хранит, кроме отдельных исторических, медицинских и гадательных книг. Император принял этот указ. Одним из центральных положений этой политики стало жёсткое преследование конфуцианцев.

Объявление этой кампании было для советского партийного руководства шоком. Газеты об этом практически умалчивали, зато включились в июле 1957 года, когда кампания стала сворачиваться, уделяя внимание борьбе с контрреволюционными элементами и антипартийной линией. Это было первое серьёзное разногласие, которое в дальнейшем привело к прекращению дружбы между Китаем и СССР.

См. также

  • Харри Ву - китайский диссидент, отправленный в лагеря в результате кампании.

Ссылки

  • Spence, Jonathan D., The Search For Modern China 2nd edition. New York: W.W. Norton & Company, 1990. (pp. 539—543)
  • Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2. (перевод Р. В. Вяткина) Наука ГРВЛ 1975.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru


Смотрите также