Коллекция книг о живописи и искусстве. Цветы эстетика


Эстетика растений - teahouse_nsk

Среди национальных особенностей японского народа, которые не могут не привлекать внимания при посещении Японии, бросается в глаза глубокая приверженность японцев к живым цветам, к выращиванию, разведению, уходу, широкому использованию их в виде украшения. Редко еще где можно, пожалуй, наблюдать такую чрезвычайную и едва ли не повсеместную приверженность, какая обнаруживается у японцев к живым цветам и растительному миру. Это искусство Флоры, считающейся в древнеримской мифологии богиней цветов и весны, является своего рода культом цветов, который без преувеличения можно назвать одной из характерных черт жизни и быта японского народа.

Премиум Киёмидзу блюдце "Сезонные цветы" из прославленной печи Киёмидзу Рокубэй Гама. Диаметр ~ 13 см. Подпись печи стоит на дне блюдца.

Правда, следует напомнить, что у японцев, насколько нам удалось познакомиться с этим, существуют три эстетических поклонения, три культа: цветов, луны, снега. Эти культы и их формы, выработанные самим бытом, нашли свое яркое отображение в поэзии, живописи, в живом языке народа.

Природа японских островов помогает почувствовать, понять: прекрасны цветы, луна, снег. Жизнь повелела: любоваться цветами – в их смене, в нескончаемом чередовании соответственно времени года; любоваться луной – в ночи полнолунья, особенно осенью, когда в Японии, как там принято говорить, – «ниппонбарэ» – «японская ясность», то есть ровное, однотонно чистое небо; любоваться снегом, когда он покрывает землю словно цветами. В языке образовались понятия: ханами – «смотрение на цветы», цукими – «смотрение на луну», юкими – «смотрение на снег». А самый обычный японский толковый словарь поясняет: ханами – смотреть на цветы и наслаждаться, испытывать радость, восторг. Употребляя для передачи японского слова «таносиму» – очень многосмысленного – в данном контексте иероглиф, хотят подчеркнуть, что берут в «таносиму» то, что означает «ле» («раку») – «веселье душевное», «услада души». А быт выработал традицию торжественных трапез в часы любования цветами, что также характерно и для эстетического быта других дальневосточных народов и их поэзии.

Любовное отношение японского народа к цветам прекрасно выражено в поэтических строках Акахито, прославленного народного певца Японии первой половины VIII века:

Я в весеннее поле пошел за цветами, Мне хотелось собрать там фиалок душистых, И поля Показались так дороги сердцу, Что всю ночь там провел средь цветов до рассвета!

Мир цветов с их бесконечным многообразием красок и форм, чарующей красотой, будимые ими у человека возвышенные чувства, благородные движения души постоянно были неисчерпаемым источником вдохновения японских поэтов всех времен. Стихотворение Аривара Нарихира, поэта IX века, может служить одним из образцов такой поэзии:

Я красотой цветов пленяться не устал, И слишком грустно потерять их сразу… Всегда жалею их, Но так их жаль, Как этой ночью, – не было ни разу!

Столь большой роли цветов в жизни японцев, несомненно, в значительной мере способствуют природные условия Японии. Мягкий морской климат, обилие влаги и солнечного тепла, благодатная почва позволяют японцам почти в течение всего года выращивать многообразные живые цветы и декоративные растения. Цветоводство и садоводство приобрели в стране самые широкие масштабы, носят буквально поголовный характер. Даже в крупных городах, в том числе в гигантском Токио, используется малейшая возможность, всякий клочок земли для разведения цветов и декоративных растений. В каждом японском (по постройке, стилю) доме есть непременная принадлежность – так называемый «о-нива», садик при доме.

Представьте себе рабочий пригород промышленного и торгового гиганта – Осака. В этом пригороде люди живут в самом дешевом виде жилища, называемом «нагая». Нагая – дом-цепочка, то есть вытянутое в длину соединение подведенных под одну крышу маленьких отдельных домиков-квартир. В каждом таком домике – одна-две комнатки, крошечная кухонька и, конечно, столь же крохотная «ванная комната» – помещение, способное вместить только ящик с горячей водой (японская ванна) да одного человека. Но одна из комнаток выходит в о-нива – садик размером в письменный стол. Значит, есть цветы, либо в земле, либо в горшках.

Премиум фарфоровая цветочная ваза для тябана Фукагава Коранся "Три друга зимы" ручной росписи 1980х годов. высота ~ 9 см. Знаменитая подпись в виде орхидеи стоит на дне вазы

Собственно говоря, это – нива (сад, двор), но сердце японца не допускает обозначения этого маленького пространства номенклатурным определением, языковой регистрацией; он хочет вложить в обозначение и кусочек своего сердца. Поэтому он и говорит: не нива, а о-нива. Что такое это «о»? Прозаическая грамматика, то есть то, что насилует свободный язык своими навязчивыми дефинициями, ответит: «о» – префикс почтительности, ласкательности, уменьшительности». Значит, это не «сад», а «садик», «садочек» – что-то милое сердцу.

Много внимания и усердия вкладывается японцами в выращивание новых интересных разновидностей цветов, усовершенствование их формы и окраски, улучшение сорта. Японские цветоводы стремятся к тому, чтобы живые цветы росли и цвели непрерывно в течение всех четырех сезонов года и чтобы при этом не нарушался определенный рисунок, ковер, сотканный самой природой из наиболее красивых расцветок цветов и их сочетаний.

Неудивительно поэтому то, что на всей территории этого островного государства, в самых различных его районах, в городах и сельских местностях – всюду наблюдается поразительное богатство и многообразие живых цветов. Здесь часто можно встретить самые необычные, поистине экзотические породы, рисунки, краски и оттенки цветов; и все это нередко удивительно больших, колоссальных масштабов.

Среди живых цветов, наиболее часто встречающихся в Японии, следует прежде всего выделить столь же утонченные, сколько и многообразные виды «золотого цветка» хризантемы: летней, осенней, зимней, от самых мелких, ординарных размеров до наиболее крупных, махровых. Это изумительное растение, принадлежащее к семейству сложноцветных, обладает роскошными, пышными махровыми цветами разной, часто самой неожиданной окраски. Хризантема является традиционным цветком и украшает официальную государственную эмблему Японии. Хризантема разводится в Японии главным образом для декоративных целей.

Мумйои юноми знаменитого мастера Ито Сэкисуи III - дедушки и учителя Живого Национального Сокровища Японии Сэкисуи V, ~ 165 мл. Печать мастера стоит на дне пиалы. Поставляется в оригинальном подписанном томобако.

Хризантема, быть может, как никакой другой цветок, неизменно являлась источником вдохновения японских живописцев, создавших изумительные полотна с неповторимым художественным изображением этих благородных цветов. Японская поэзия полна прекрасных образцов поэтического творчества, воспевающего цветы хризантемы. Вот небольшое стихотворение, принадлежащее перу Томонори, поэта японской древности:

Как тает иней, павший на цветы Той хризантемы, что растет у дома, Где я живу, Так, жизнь, растаешь ты, Исполненная нежною любовью!

Прекрасно по настроению и по своеобразному видению поэта стихотворение Сугавара, писавшего в далекие дни японской старины:

Те хризантемы белые, что там Колеблемы вдали приморским ветром, Все кажутся глазам В осенний день Прибрежною волной, а не цветком!

Старинное Кё селадоновое блюдце "Цветок" 1950х годов. Размер ~ 14*14 см.

В Японии, в отличие от некоторых европейских стран, широко культивируются не только осенние хризантемы, но и летние. Японские и китайские цветоводы стремятся высаживать хризантемы разных цветов так, чтобы их цветение не совпадало, чтобы оно продолжалось нескончаемой чередой. Когда отцветают одни хризантемы, зацветают другие, но чем ближе к осени, тем колоритнее и обильнее цветение. В больших городах устраиваются выставки хризантем. А в императорском дворце – на обширных пространствах дворцового «о-нива», который тут зовется «ге-эн» – «парк», осенью, в разгар цветения хризантем, устраиваются пышные приемы в саду, для избранных, разумеется.

Разница, конечно, огромная! Одно – сидеть в одиночестве в маленькой «клеточной комнатке» и смотреть на крошку-садик с единственным кустиком хризантем; другое – бродить чинно в разряженной толпе, да еще в присутствии «высочайших особ»… Недаром тут уже не о-нива, а царственный парк, императорские угодья.

Наибольшей силы и яркости цветение достигает в сентябре, когда распускаются десятки и сотни видов хризантем. Медленно накаляется этот огонь цветов и так же медленно гаснет. Уже потянуло северными ветрами, уже окрестные леса стали желто-красными, потом бледно-серыми и темными, а на клумбах рдеет пламя хризантем, будто распущенное ветром на множество язычков.

В японском саду поражает разнообразие цветов и рисунков – темно-вишневые, белые с золотой сердцевиной, светло-голубые, терракотовые, бело-розовые с висячими, трубчатыми, вогнутыми, игольчатыми лепестками. И при этом японские садоводы продолжают создавать все новые виды хризантем, добиваясь невиданной прежде формы, окраски и даже размеров. Нынешняя хризантема – плод многовековой работы садоводов, невиданно, фантастически облагородивших простую ромашку.

Мне вспомнился тот день, когда мы посетили огромный цветник в окрестностях Камакуры, что раскинулся на огромном лугу, окруженном невысокими горами. Каждый вид цветов имел свою делянку. Лето было в разгаре, а многие виды цветов еще не были высажены в открытый грунт. Некоторые цветы, возможно, так и останутся в горшках и кадках. Это иногда облегчает уход за цветами. Кадка лучше удерживает влагу. Мы обратили внимание на то, что даже в таком цветнике, как камакурский, где хризантемы занимали значительную территорию, каждый вид был представлен лишь немногими экземплярами.

Тогда мы насчитали в Камакуре до тысячи видов хризантем. Большие осенние выставки хризантем, ежегодно устраиваемые в многочисленных городах Японии, экспонируют все новые виды. По литературным данным, хризантемы были вывезены в Европу в семнадцатом столетии, а в Японии они выращиваются с VII века. Лишь лотос и бамбук могут соперничать с хризантемой в популярности. Нет, кажется, цветка, который воодушевил бы поэтов на такое множество стихов, а художников на такое обилие картин, как хризантема. Хризантемы на Дальнем Востоке – не только декоративные растения. Их лепестки, обладающие чудесным медвяным запахом, примешиваются к ароматным сортам чая, на них настаиваются наливки и вина. В Киото и других городах мне приходилось видеть красивых, цветастых кур, названных породами хризантем.

В Камакуре мы были в начале лета и не видели осенних хризантем, зато летние были нам показаны во всем их разнообразии и пышном цвете. И странно, что при взгляде на хризантему трудно сказать, что этот нежный цветок так неприхотлив. В Камакуре редки морозы, но когда они случаются, хризантемы не только выживают, но и продолжают цвести. Греки называют хризантему златоцветом, и это название очень точно передает золотистое сияние цветка, окруженного снежно-белым венцом. В древности хризантема была только золотой, – не перестаешь дивиться цвету и оттенкам, которые приобрела хризантема в позднейшие времена: розовые, медно-бронзовые, кирпично-красные.

Премиум Арита Фукагава ваза "Цветущие Ирисы" 1980х годов ручной росписи от официального поставщика Императорского Двора. Высота ~ 12 см. Знаменитая марка компании Фукагава в виде горы Фудзи стоит на дне вазы. Поставляется в оригинальном подписанном томобако.

Подобно тому как некогда в Камакуре, нам показывали в других местах Японии экземпляры хризантем, являющиеся своего рода достопримечательностью местных цветоводов, их драгоценной реликвией. Нам много рассказывали о методах выращивания красных и других хризантем, отличающихся крупными бутонами. Перед нами открылись секреты выращивания так называемых плакучих хризантем, или каскадного цветка, который действительно создает впечатление потока, каскадом обрушивающегося вниз. Не скрою, мы были потрясены тем, что люди, занятые тысячей больших и малых дел, находили возможным поддерживать культуру древнего цветка, да, видимо, и не могли отказать себе в этом. И нам не однажды приходилось убеждаться, что в этом находит свое выражение извечное стремление человека к красоте, его желание сделать свою жизнь радостнее, краше. В небольшом, казалось бы, этом факте мы почувствовали стремление людей взять от природы прекрасные ее дары, умножить и обогатить явления самой природы, все то живое, что радует и волнует душу человека.

Кто долго жил в Японии, тот не мог не заметить, что в этой стране трудно найти человека, который не любил бы живых цветов. Любовь к цветам поистине заложена в самой природе японского народа. Эта их приверженность к цветам является выражением эстетических взглядов, художественных вкусов японцев. Она нашла свое воплощение в произведениях японской живописи, которой присуща удивительная жизненная убедительность, эмоциональная действенность. Живые цветы были всегда одной из излюбленных тем японских художников, мастеров знаменитых мозаичных произведений и фресок, резчиков по дереву и яшме. И мы видим, что с древнейших времен в сознании японского народа любовь к живым цветам ассоциировалась с мыслями о прекрасном и возвышенном, с устремлениями к лучшей, совершенной жизни, к торжеству жизнетворных сил и справедливости.

Цветы – излюбленный сюжет японской живописи. Конечно, не всей. В Японии это характерно для определенного направления в искусстве живописи. Небезынтересно отметить, что это направление имеет свое специфическое обозначение – «цветы и птицы». Достаточно увидеть эти два иероглифических знака, как перед вашим взором сейчас же предстанут многочисленные полотна с «цветами и птицами». Европейцы часто говорят, что это декоративная живопись. Это не совсем точно. Такая живопись стала декоративной, но не такой она была при своем возникновении и подъеме. Формула «цветы и птицы» дает ключ к этому искусству: «птицы» берутся с ярким опереньем, с фантастическими хохолками, с прихотливыми хвостами; «цветы» – вместе с ветвями, то есть кресты и линии. Так что перед вами – мир, свой, особый мир: мир красок, линий и форм. Прибавьте к этому самое существенное: что видят японцы в цвете, линии и форме. Одни – сознательно, через философию, другие – бессознательно, так сказать, интуитивно, через привитую веками эстетику.

О большом внимании японского народа к цветам и их роли в духовной жизни людей свидетельствуют уже самые ранние литературные, в частности поэтические, произведения японских мастеров художественного слова. В народных, фольклорных песнях самого древнего китайского поэтического памятника «Шицзин» – «Книги песен», широко известной также в Японии, цветы служат одной из любимых тем. Значительное место занимают мотивы живых цветов в другом произведении – «Чуских строфах», пользующихся популярностью и в Японии. О цветах говорится в одной из древнейших песен – «Поклонение душе» из цикла «Девять напевов», принадлежащих перу родоначальника китайской поэзии древности Цюй Юаня (340—278 гг. до н. э.), произведения которого дошли до нас в иероглифических письменах:

Весной цветут орхидеи, Осенью – хризантемы. Так и обряды наши Тянутся чередой.

Замечательно, таким образом, что упоминание о хризантемах, быть может еще не культивированных, а диких, содержится в литературных записях седой старины. Однако, судя по «Таблицам хризантем», составление которых относится к десятому столетию, уже тогда насчитывалось до семидесяти различных видов хризантем. Именно хризантемам, которые, по меткой характеристике японцев, «способны бороться с дыханием осени и сединами зимы», посвящены вдохновенные строки многочисленных поэтических произведений, об этих цветах сложено множество преданий и сказочных историй.

Арита юноми "Расцветающий цветок Цубаки" знаменитого мастера Хирато Кахэя, ~ 170 мл. Подпись мастера стоит на дне пиалы.

Перу выдающегося китайского новеллиста Пу Сун-лина (Ляо Чжай) принадлежит замечательная новелла, в которой рассказывается о любителе цветов по имени Мао Цзы-цай, в семье которого секрет выращивания цветов хризантемы передавался от отцов к детям. Мао Цзы-цай стал страстным цветоводом. Услышит, бывало, что где-то появился новый сорт хризантемы, – ему и тысяча верст не страшна, тотчас же в путь, только бы достать редкостный цветок. Как-то Мао Цзы-цай отправился за хризантемой в город Наньлин и повстречался в пути с юношей по фамилии Тао, который владел искусством выращивания хризантем. Выброшенные другими, хилые цветы быстро расцветали и приносили новые сорта, как только попадали в волшебные руки Тао. Вскоре Мао Цзы-цай женился на старшей сестре Тао, по имени Хуан-ин, и обе семьи породнились. Однажды Тао выпил лишнего, пьяный упал на землю и тотчас превратился в громадный куст хризантем. Лишь на следующий день к нему вернулся его прежний облик. Но вскоре Тао, вновь сильно опьянев, превратился в огромный куст хризантем, только теперь человеческий образ к нему уже не вернулся. Хуан-ин была в отчаянии, и горьким слезам ее не было конца. Зарыв корни куста в землю, она стала за ними старательно ухаживать, поливать. И к ее крайнему изумлению, осенью на кусте расцвели розовые хризантемы, испускавшие пьянящий аромат. Так возник новый сорт хризантемы, названный «пьяный Тао».

Выращивая из поколения в поколение новые разновидности хризантем, китайские цветоводы давали им названия одно поэтичнее другого. Здесь и «летящий золотой мотылек», и «благодатный снег – предвестник урожая», и «к солнцу обращенная заря», и «яшмовая чарка с развевающейся лентой» и т. д. и т. п. Так соединялся художественный рисунок, утонченная форма, создаваемая природой при активном воздействии человека, с живым эмоциональным словом, поэтическим образом. В этом на протяжении веков находило свое выражение одно из проявлений идеалов прекрасного, образное раскрытие эстетического начала в жизни народа.

Знаменательно, что воспитанию эстетического чувства, пониманию прекрасного серьезное внимание придавалось у нас с первых же шагов создания советской педагогики, морально-этических принципов нового человека, несмотря на материальные лишения, нужду, разруху. «Коллектив надо украшать и внешним образом, – подчеркивал один из вдохновенных воспитателей-коммунистов А. С. Макаренко. – Поэтому я даже тогда, когда коллектив наш был очень беден, первым долгом всегда строил оранжереи, и не как-нибудь, а с расчетом на гектар цветов, как бы дорого это ни стоило. И обязательно розы, не какие-нибудь дрянные цветочки, а хризантемы, розы… это очень важно».

— Федоренко Николай —

teahouse-nsk.livejournal.com

Эстетика растения. Японские записи

Эстетика растения

Среди национальных особенностей японского народа, которые не могут не привлекать внимания при посещении Японии, бросается в глаза глубокая приверженность японцев к живым цветам, к выращиванию, разведению, уходу, широкому использованию их в виде украшения. Редко еще где можно, пожалуй, наблюдать такую чрезвычайную и едва ли не повсеместную приверженность, какая обнаруживается у японцев к живым цветам и растительному миру. Это искусство Флоры, считающейся в древнеримской мифологии богиней цветов и весны, является своего рода культом цветов, который без преувеличения можно назвать одной из характерных черт жизни и быта японского народа. Правда, следует напомнить, что у японцев, насколько нам удалось познакомиться с этим, существуют три эстетических поклонения, три культа: цветов, луны, снега. Эти культы и их формы, выработанные самим бытом, нашли свое яркое отображение в поэзии, живописи, в живом языке народа.

Природа японских островов помогает почувствовать, понять: прекрасны цветы, луна, снег. Жизнь повелела: любоваться цветами – в их смене, в нескончаемом чередовании соответственно времени года; любоваться луной – в ночи полнолунья, особенно осенью, когда в Японии, как там принято говорить, – «ниппонбарэ» – «японская ясность», то есть ровное, однотонно чистое небо; любоваться снегом, когда он покрывает землю словно цветами. В языке образовались понятия: ханами – «смотрение на цветы», цукими – «смотрение на луну», юкими – «смотрение на снег». А самый обычный японский толковый словарь поясняет: ханами – смотреть на цветы и наслаждаться, испытывать радость, восторг. Употребляя для передачи японского слова «таносиму» – очень многосмысленного – в данном контексте иероглиф, хотят подчеркнуть, что берут в «таносиму» то, что означает «ле» («раку») – «веселье душевное», «услада души». А быт выработал традицию торжественных трапез в часы любования цветами, что также характерно и для эстетического быта других дальневосточных народов и их поэзии.

Любовное отношение японского народа к цветам прекрасно выражено в поэтических строках Акахито, прославленного народного певца Японии первой половины VIII века:

Я в весеннее поле пошел за цветами,

Мне хотелось собрать там фиалок душистых,

И поля

Показались так дороги сердцу,

Что всю ночь там провел средь цветов до рассвета!

Мир цветов с их бесконечным многообразием красок и форм, чарующей красотой, будимые ими у человека возвышенные чувства, благородные движения души постоянно были неисчерпаемым источником вдохновения японских поэтов всех времен. Стихотворение Аривара Нарихира, поэта IX века, может служить одним из образцов такой поэзии:

Я красотой цветов пленяться не устал,

И слишком грустно потерять их сразу…

Всегда жалею их,

Но так их жаль,

Как этой ночью, – не было ни разу!

Столь большой роли цветов в жизни японцев, несомненно, в значительной мере способствуют природные условия Японии. Мягкий морской климат, обилие влаги и солнечного тепла, благодатная почва позволяют японцам почти в течение всего года выращивать многообразные живые цветы и декоративные растения. Цветоводство и садоводство приобрели в стране самые широкие масштабы, носят буквально поголовный характер. Даже в крупных городах, в том числе в гигантском Токио, используется малейшая возможность, всякий клочок земли для разведения цветов и декоративных растений. В каждом японском (по постройке, стилю) доме есть непременная принадлежность – так называемый «о-нива», садик при доме.

Представьте себе рабочий пригород промышленного и торгового гиганта – Осака. В этом пригороде люди живут в самом дешевом виде жилища, называемом «нагая». Нагая – дом-цепочка, то есть вытянутое в длину соединение подведенных под одну крышу маленьких отдельных домиков-квартир. В каждом таком домике – одна-две комнатки, крошечная кухонька и, конечно, столь же крохотная «ванная комната» – помещение, способное вместить только ящик с горячей водой (японская ванна) да одного человека. Но одна из комнаток выходит в о-нива – садик размером в письменный стол. Значит, есть цветы, либо в земле, либо в горшках.

Собственно говоря, это – нива (сад, двор), но сердце японца не допускает обозначения этого маленького пространства номенклатурным определением, языковой регистрацией; он хочет вложить в обозначение и кусочек своего сердца. Поэтому он и говорит: не нива, а о-нива. Что такое это «о»? Прозаическая грамматика, то есть то, что насилует свободный язык своими навязчивыми дефинициями, ответит: «о» – префикс почтительности, ласкательности, уменьшительности». Значит, это не «сад», а «садик», «садочек» – что-то милое сердцу.

Много внимания и усердия вкладывается японцами в выращивание новых интересных разновидностей цветов, усовершенствование их формы и окраски, улучшение сорта. Японские цветоводы стремятся к тому, чтобы живые цветы росли и цвели непрерывно в течение всех четырех сезонов года и чтобы при этом не нарушался определенный рисунок, ковер, сотканный самой природой из наиболее красивых расцветок цветов и их сочетаний.

Неудивительно поэтому то, что на всей территории этого островного государства, в самых различных его районах, в городах и сельских местностях – всюду наблюдается поразительное богатство и многообразие живых цветов. Здесь часто можно встретить самые необычные, поистине экзотические породы, рисунки, краски и оттенки цветов; и все это нередко удивительно больших, колоссальных масштабов.

Среди живых цветов, наиболее часто встречающихся в Японии, следует прежде всего выделить столь же утонченные, сколько и многообразные виды «золотого цветка» хризантемы: летней, осенней, зимней, от самых мелких, ординарных размеров до наиболее крупных, махровых. Это изумительное растение, принадлежащее к семейству сложноцветных, обладает роскошными, пышными махровыми цветами разной, часто самой неожиданной окраски. Хризантема является традиционным цветком и украшает официальную государственную эмблему Японии. Хризантема разводится в Японии главным образом для декоративных целей.

Хризантема, быть может, как никакой другой цветок, неизменно являлась источником вдохновения японских живописцев, создавших изумительные полотна с неповторимым художественным изображением этих благородных цветов. Японская поэзия полна прекрасных образцов поэтического творчества, воспевающего цветы хризантемы. Вот небольшое стихотворение, принадлежащее перу Томонори, поэта японской древности:

Как тает иней, павший на цветы

Той хризантемы, что растет у дома,

Где я живу,

Так, жизнь, растаешь ты,

Исполненная нежною любовью!

Прекрасно по настроению и по своеобразному видению поэта стихотворение Сугавара, писавшего в далекие дни японской старины:

Те хризантемы белые, что там

Колеблемы вдали приморским ветром,

Все кажутся глазам

В осенний день

Прибрежною волной, а не цветком!

В Японии, в отличие от некоторых европейских стран, широко культивируются не только осенние хризантемы, но и летние. Японские и китайские цветоводы стремятся высаживать хризантемы разных цветов так, чтобы их цветение не совпадало, чтобы оно продолжалось нескончаемой чередой. Когда отцветают одни хризантемы, зацветают другие, но чем ближе к осени, тем колоритнее и обильнее цветение. В больших городах устраиваются выставки хризантем. А в императорском дворце – на обширных пространствах дворцового «о-нива», который тут зовется «ге-эн» – «парк», осенью, в разгар цветения хризантем, устраиваются пышные приемы в саду, для избранных, разумеется.

Разница, конечно, огромная! Одно – сидеть в одиночестве в маленькой «клеточной комнатке» и смотреть на крошку-садик с единственным кустиком хризантем; другое – бродить чинно в разряженной толпе, да еще в присутствии «высочайших особ»… Недаром тут уже не о-нива, а царственный парк, императорские угодья.

Наибольшей силы и яркости цветение достигает в сентябре, когда распускаются десятки и сотни видов хризантем. Медленно накаляется этот огонь цветов и так же медленно гаснет. Уже потянуло северными ветрами, уже окрестные леса стали желто-красными, потом бледно-серыми и темными, а на клумбах рдеет пламя хризантем, будто распущенное ветром на множество язычков.

В японском саду поражает разнообразие цветов и рисунков – темно-вишневые, белые с золотой сердцевиной, светло-голубые, терракотовые, бело-розовые с висячими, трубчатыми, вогнутыми, игольчатыми лепестками. И при этом японские садоводы продолжают создавать все новые виды хризантем, добиваясь невиданной прежде формы, окраски и даже размеров. Нынешняя хризантема – плод многовековой работы садоводов, невиданно, фантастически облагородивших простую ромашку.

Мне вспомнился тот день, когда мы посетили огромный цветник в окрестностях Камакуры, что раскинулся на огромном лугу, окруженном невысокими горами. Каждый вид цветов имел свою делянку. Лето было в разгаре, а многие виды цветов еще не были высажены в открытый грунт. Некоторые цветы, возможно, так и останутся в горшках и кадках. Это иногда облегчает уход за цветами. Кадка лучше удерживает влагу. Мы обратили внимание на то, что даже в таком цветнике, как камакурский, где хризантемы занимали значительную территорию, каждый вид был представлен лишь немногими экземплярами.

Тогда мы насчитали в Камакуре до тысячи видов хризантем. Большие осенние выставки хризантем, ежегодно устраиваемые в многочисленных городах Японии, экспонируют все новые виды. По литературным данным, хризантемы были вывезены в Европу в семнадцатом столетии, а в Японии они выращиваются с VII века. Лишь лотос и бамбук могут соперничать с хризантемой в популярности. Нет, кажется, цветка, который воодушевил бы поэтов на такое множество стихов, а художников на такое обилие картин, как хризантема. Хризантемы на Дальнем Востоке – не только декоративные растения. Их лепестки, обладающие чудесным медвяным запахом, примешиваются к ароматным сортам чая, на них настаиваются наливки и вина. В Киото и других городах мне приходилось видеть красивых, цветастых кур, названных породами хризантем.

В Камакуре мы были в начале лета и не видели осенних хризантем, зато летние были нам показаны во всем их разнообразии и пышном цвете. И странно, что при взгляде на хризантему трудно сказать, что этот нежный цветок так неприхотлив. В Камакуре редки морозы, но когда они случаются, хризантемы не только выживают, но и продолжают цвести. Греки называют хризантему златоцветом, и это название очень точно передает золотистое сияние цветка, окруженного снежно-белым венцом. В древности хризантема была только золотой, – не перестаешь дивиться цвету и оттенкам, которые приобрела хризантема в позднейшие времена: розовые, медно-бронзовые, кирпично-красные.

Подобно тому как некогда в Камакуре, нам показывали в других местах Японии экземпляры хризантем, являющиеся своего рода достопримечательностью местных цветоводов, их драгоценной реликвией. Нам много рассказывали о методах выращивания красных и других хризантем, отличающихся крупными бутонами. Перед нами открылись секреты выращивания так называемых плакучих хризантем, или каскадного цветка, который действительно создает впечатление потока, каскадом обрушивающегося вниз. Не скрою, мы были потрясены тем, что люди, занятые тысячей больших и малых дел, находили возможным поддерживать культуру древнего цветка, да, видимо, и не могли отказать себе в этом. И нам не однажды приходилось убеждаться, что в этом находит свое выражение извечное стремление человека к красоте, его желание сделать свою жизнь радостнее, краше. В небольшом, казалось бы, этом факте мы почувствовали стремление людей взять от природы прекрасные ее дары, умножить и обогатить явления самой природы, все то живое, что радует и волнует душу человека.

Кто долго жил в Японии, тот не мог не заметить, что в этой стране трудно найти человека, который не любил бы живых цветов. Любовь к цветам поистине заложена в самой природе японского народа. Эта их приверженность к цветам является выражением эстетических взглядов, художественных вкусов японцев. Она нашла свое воплощение в произведениях японской живописи, которой присуща удивительная жизненная убедительность, эмоциональная действенность. Живые цветы были всегда одной из излюбленных тем японских художников, мастеров знаменитых мозаичных произведений и фресок, резчиков по дереву и яшме. И мы видим, что с древнейших времен в сознании японского народа любовь к живым цветам ассоциировалась с мыслями о прекрасном и возвышенном, с устремлениями к лучшей, совершенной жизни, к торжеству жизнетворных сил и справедливости.

Цветы – излюбленный сюжет японской живописи. Конечно, не всей. В Японии это характерно для определенного направления в искусстве живописи. Небезынтересно отметить, что это направление имеет свое специфическое обозначение – «цветы и птицы». Достаточно увидеть эти два иероглифических знака, как перед вашим взором сейчас же предстанут многочисленные полотна с «цветами и птицами». Европейцы часто говорят, что это декоративная живопись. Это не совсем точно. Такая живопись стала декоративной, но не такой она была при своем возникновении и подъеме. Формула «цветы и птицы» дает ключ к этому искусству: «птицы» берутся с ярким опереньем, с фантастическими хохолками, с прихотливыми хвостами; «цветы» – вместе с ветвями, то есть кресты и линии. Так что перед вами – мир, свой, особый мир: мир красок, линий и форм. Прибавьте к этому самое существенное: что видят японцы в цвете, линии и форме. Одни – сознательно, через философию, другие – бессознательно, так сказать, интуитивно, через привитую веками эстетику.

О большом внимании японского народа к цветам и их роли в духовной жизни людей свидетельствуют уже самые ранние литературные, в частности поэтические, произведения японских мастеров художественного слова. В народных, фольклорных песнях самого древнего китайского поэтического памятника «Шицзин» – «Книги песен», широко известной также в Японии, цветы служат одной из любимых тем. Значительное место занимают мотивы живых цветов в другом произведении – «Чуских строфах», пользующихся популярностью и в Японии. О цветах говорится в одной из древнейших песен – «Поклонение душе» из цикла «Девять напевов», принадлежащих перу родоначальника китайской поэзии древности Цюй Юаня (340–278 гг. до н. э.), произведения которого дошли до нас в иероглифических письменах:

Весной цветут орхидеи,

Осенью – хризантемы.

Так и обряды наши

Тянутся чередой.

Замечательно, таким образом, что упоминание о хризантемах, быть может еще не культивированных, а диких, содержится в литературных записях седой старины. Однако, судя по «Таблицам хризантем», составление которых относится к десятому столетию, уже тогда насчитывалось до семидесяти различных видов хризантем. Именно хризантемам, которые, по меткой характеристике японцев, «способны бороться с дыханием осени и сединами зимы», посвящены вдохновенные строки многочисленных поэтических произведений, об этих цветах сложено множество преданий и сказочных историй.

Перу выдающегося китайского новеллиста Пу Сун-лина (Ляо Чжай) принадлежит замечательная новелла, в которой рассказывается о любителе цветов по имени Мао Цзы-цай, в семье которого секрет выращивания цветов хризантемы передавался от отцов к детям. Мао Цзы-цай стал страстным цветоводом. Услышит, бывало, что где-то появился новый сорт хризантемы, – ему и тысяча верст не страшна, тотчас же в путь, только бы достать редкостный цветок. Как-то Мао Цзы-цай отправился за хризантемой в город Наньлин и повстречался в пути с юношей по фамилии Тао, который владел искусством выращивания хризантем. Выброшенные другими, хилые цветы быстро расцветали и приносили новые сорта, как только попадали в волшебные руки Тао. Вскоре Мао Цзы-цай женился на старшей сестре Тао, по имени Хуан-ин, и обе семьи породнились. Однажды Тао выпил лишнего, пьяный упал на землю и тотчас превратился в громадный куст хризантем. Лишь на следующий день к нему вернулся его прежний облик. Но вскоре Тао, вновь сильно опьянев, превратился в огромный куст хризантем, только теперь человеческий образ к нему уже не вернулся. Хуан-ин была в отчаянии, и горьким слезам ее не было конца. Зарыв корни куста в землю, она стала за ними старательно ухаживать, поливать. И к ее крайнему изумлению, осенью на кусте расцвели розовые хризантемы, испускавшие пьянящий аромат. Так возник новый сорт хризантемы, названный «пьяный Тао».

Выращивая из поколения в поколение новые разновидности хризантем, китайские цветоводы давали им названия одно поэтичнее другого. Здесь и «летящий золотой мотылек», и «благодатный снег – предвестник урожая», и «к солнцу обращенная заря», и «яшмовая чарка с развевающейся лентой» и т. д. и т. п. Так соединялся художественный рисунок, утонченная форма, создаваемая природой при активном воздействии человека, с живым эмоциональным словом, поэтическим образом. В этом на протяжении веков находило свое выражение одно из проявлений идеалов прекрасного, образное раскрытие эстетического начала в жизни народа.

Знаменательно, что воспитанию эстетического чувства, пониманию прекрасного серьезное внимание придавалось у нас с первых же шагов создания советской педагогики, морально-этических принципов нового человека, несмотря на материальные лишения, нужду, разруху. «Коллектив надо украшать и внешним образом, – подчеркивал один из вдохновенных воспитателей-коммунистов А. С. Макаренко. – Поэтому я даже тогда, когда коллектив наш был очень беден, первым долгом всегда строил оранжереи, и не как-нибудь, а с расчетом на гектар цветов, как бы дорого это ни стоило. И обязательно розы, не какие-нибудь дрянные цветочки, а хризантемы, розы… это очень важно».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Эстетика в фотографии и правила композиции

Фотограф из Берлина Себастьян Джакобитц (Sebastian Jacobitz) делится своим мнением об основах эстетики и правилах композиции. Он даёт советы по построению композиции кадра, которые помогут снимать эстетически приятные фотографии. Приводим перевод его статьи.

Недавно мне написал человек, который сообщил, что ему понравились мои фотографии, но он, к сожалению, не обладает «фотографическим глазом». Это побудило меня написать следующую статью об основах эстетики в фотографии.

Выражайте своё мнение

Когда мы говорим об эстетике, то подразумеваем, что некоторые образы притягательнее для наших глаз, будь то фотографии, картины или скульптуры.

 

Разница между фотографом и любым другим человеком не в способности замечать красоту, а в том, что фотограф должен быть в состоянии объяснить, почему одни элементы приятны, а другие нет. Понимание эстетики есть в каждом. Её видит любой желающий, но лишь немногие могут проанализировать картину и объяснить композиционные приёмы, создающие красивое изображение.

Эти методы не «изобрели» экспертные художники. Их обнаружили в самых разных дисциплинах. Например, золотое сечение имеет значение не только в фотографии или живописи, но и в архитектуре, математике и даже в аранжировке цветов. Это означает, что мы можем применить некоторые из этих универсальных правил для создания снимков, которые большинство людей воспримет как визуально гармоничные.

Композиционные элементы

Ведущие линии

estetika i kompozitsiya v fotografii 2

Взгляд зрителя автоматически направляется ведущими линиями и другими геометрическими фигурами. Ведущие линии помогают сделать акцент на объекте, который становится центром внимания. Если глаза естественно следуют за линиями и в конце останавливаются на объекте, создаётся очень гармоничное впечатление. 

Правило третей

estetika i kompozitsiya v fotografii 3

Правило третей основано на упрощённом принципе золотого сечения и делит изображение на три равные области. Оно помогает поместить объект вне центра и вызвать приятный эффект.

Идеальными областями размещения объектов становятся четыре точки, образовавшиеся в результате пересечения линий, параллельных сторонам кадра. В уличной фотографии желательно использовать верхние точки. Они позволят больше показать объект съёмки, на котором мы хотим сосредоточить внимание.

Треугольники

estetika i kompozitsiya v fotografii 4

Геометрические фигуры помогают создавать динамичное движение в снимке. Они образуют вспомогательную основу, усиливающую восприятие и объединяющую отдельные элементы кадра единое целое. Например, популярны такие геометрические объекты, как треугольники и круги.

Правило нечётных

estetika i kompozitsiya v fotografii 5

На предыдущей фотографии уже показан пример, где три объекта, образуют треугольник. Но зрителю приятно воспринимать не только три предмета. 5 или даже 7 точек интереса могут чрезвычайно повысить эстетическую ценность изображения.

Объясняется это странное правило тем, что если предметы легко упорядочить, расставить по парам (2, 4, 6 и т.д.), то нашему мозгу становится неинтересно.

Нарушайте симметрию

estetika i kompozitsiya v fotografii 6

Симметричная картина – отличное достижение, но на 100% симметричный кадр слишком понятен. Чтобы сделать его интереснее, можно всего лишь поместить объект слева или справа от оси сечения.

Подводим итоги

Перечисленные композиционные приёмы помогут вам создавать эстетически приятные фотографии. Вам не нужно родиться с какими-то «исключительными» глазами, чтобы видеть интересные изображения. У каждого человека есть эстетическое чувство. Разница заключается в том, чтобы суметь объяснить и воссоздать радующие глаз фотографии или картины.

Базовые правила – это простой способ, как создать некий накал в изображении, избежав всецелого хаоса. Иначе говоря: эстетически успешное изображение не становится автоматически великолепным. Это лишь прекрасная основа, чтобы изложить сюжет.

Смотрите также:

Facebook

Вконтакте

Twitter

Google+

Pinterest

Одноклассники

cameralabs.org

Эстетика | Tumblr

Афродита — в греческой мифологии златовласая богиня любви и красоты, олицетворение вечной юности, покровительница мореплавания, связанная с планетой Венера. Первоначально - богиня моря, неба и плодородия. Афродита в переводе с греч. означает « рожденная из пены». Она также богиня вечной весны и жизни. Она — богиня браков и даже родов. Афродита будит любовь в сердцах богов и простых смертны. Неподвластны её могуществу только Афина, Артемида и Гестия. Безжалостна к тем, кто отвергает любовь.

По одной из версий - дочь Урана. Родилась около острова Киферы из крови Урана, оскопленного Кроном. Попав в море, кровь образовала белоснежную пену, из которой и появилась богиня любви. Ветерок принес ее на остров Кипр, где богиню, вышедшую из морских волн, встретили оры. Позднее стала считаться дочерью Зевса и Дионы.

Атрибуты Афродиты:Золотая чаша с вином – человек, испивший из чаши, становился бессмертным и обретал вечную молодость. Пояс Афродиты – даровал сексуальные чары и усиливал привлекательность того, кто его надевал. В мифах, Афродита иногда давала пояс в пользование другим богиням по их просьбе для обольщения мужей или любовников. Птицы – голуби и воробьи, символ плодовитости. Цветы – роза, фиалка, нарцисс, лилия - символы любви. Яблоко – плод искушения.

Ее бесчисленные любовные связи с богами, такими, как Адонис или Арес, вошли в легенду, и поэтому Афродита тесно ассоциируется со страстной сексуальностью.

Афродита и Арес.

В исторических источниках указано, что муж Афродиты бог кузнечного ремесла Гефест был хромым и не блистал красотой, поэтому частенько богиня любви утешалась в объятьях мужественного и воинственного Ареса. Однажды, Гефест желая уличить Афродиту в связи с богом войны сковал тонкую бронзовую сеть. Утром, проснувшись, любовники обнаружили себя спутанными сетью. Гефест в отместку пригласил желающих поглазеть на голых и беспомощных Афродиту и Ареса.

От любви с богом разрушения и войны родились дети Афродиты: Фобос - бог сеющий страх. Верный спутник своего отца в битвах. Деймос - олицетворение ужаса войны. Эрот и Антерос - братья-близнецы, отвечающие за влечение и взаимную любовь. Гармония – покровительствует счастливому браку, жизни в единении и согласии. Гимерот – бог пламенной страсти.

Афродита и Адонис.

Афродита - греческая богиня познала в любви и муки страдания. Прекрасный юноша Адонис, который превзошел по красоте даже богов Олимпа, покорил сердце Афродиты с первого взгляда. Страстью Адониса была охота, без которой он не смыслил свою жизнь. Афродита сопровождала возлюбленного и сама увлеклась охотой на диких зверей. В один ненастный день, богиня не смогла пойти с Адонисом охотиться и просила его внять ее мольбам поберечь себя, но произошло так, что собаки Адониса напали на след дикого вепря и юноша поспешил в предвкушении добычи.

Афродита почувствовала смерть любимого отправилась на его поиски, продираясь через заросли, вся израненная от шипов терновника и острых камней впивавшихся в нежные ноги, богиня отыскала Адониса бездыханного со страшной рваной раной оставленной клыками вепря. В память о возлюбленном из капель его крови Афродита создала цветок анемон, ставший ее атрибутом. Зевс видя горе богини, договорился с Аидом, что полгода Адонис проводит в царстве мертвых- это время зима, пробуждение природы олицетворяет время когда Адонис на полгода воссоединяется с Афродитой.

Афродита и Дионис.

Дионис – бог плодородия и виноделия, тщетно добивался благосклонности Афродиты долгое время. Богиня часто утешалась в случайных связях, и удача улыбнулась Дионису. Сын Диониса и Афродиты, Приап, появившийся в результате мимолетного увлечения был настолько безобразен, что Афродита отказалась от ребенка. Огромные гениталии Приапа, которыми его наделила мстительная Гера стали символом плодородия у греков.

Афродита и Посейдон. Афродита, богиня любви, была небезразлична и богу морской стихии Посейдону, который воспылал к ней вожделением, увидев ее обнаженную в постели с Аресом, в тот момент, когда те были пойманы в сеть Гефеста. Афродита, для встряски чувства ревности у Ареса, ответила Посейдону взаимной вспышкой кратковременной страсти. Богиня родила Посейдону дочь Роду, ставшую женой Гелиоса – солнечного божества.

www.tumblr.com

Наука о цвете и живопись - А. С. Зайцев

Эстетика изолированного цвета

По сравнению с другими элементами художественного языка цвет в картине обладает наибольшей степенью эмоционального воздействия, он может даже выступать относительно независимым носителем определенного настроения, идейно-образного содержания.

Мы всегда воспринимаем цвет в совокупности с целым рядом других факторов и явлений, которые заметно влияют на его восприятие, и настолько сильно, что один и тот же цвет в различных ситуациях может производить впечатления совершенно непохожие друг на друга. Причин, которые оказывают влияние на восприятие и оценку цвета, чрезвычайно много, действуют они весьма разнообразно и бывают как объективными, так и полностью или частично субъективными. В результате может сложиться мнение, что цвета, взятые сами по себе вне зависимости от конкретной ситуации, определенной эстетической значимости не имеют.

В качестве аргумента часто приводится знаменитый пример, в котором указывается на различное впечатление, производимое на нас румянцем на щеках девушки и краснотой на носу. Однако речь в данном случае идет не столько о цвете, сколько о предмете. Если мы хотим охарактеризовать впечатление, производимое на нас цветом, то следует, очевидно, производить сравнение между цветами, взятыми в равных условиях — пусть это будут цвета, полученные на экране, или выкраски на поверхностях одинаковой фактуры и одинаковых очертаний. Тогда можно увидеть, что цвета, взятые сами по себе, воздействуют неодинаково.

Гете был первым, кто сделал попытку проанализировать эмоциональное воздействие изолированного цвета: «В своих самых общих элементарных проявлениях, — писал он, — независимо от строения и форм того материала, на поверхности которого мы его воспринимаем, цвет оказывает известное воздействие на чувство зрения, к которому он преимущественно приурочен, а через него и на душу». Желтый цвет «обладает прелестью». Он производит «безусловно теплое впечатление и вызывает благодушное настроение». Если смотреть через желтое стекло, то «радуется глаз, расширяется сердце, светло становится на душе». Синий цвет, по мнению Гете, «всегда приносит что-то темное». «Синяя поверхность как будто уплывает от нас вдаль. (...) Синева дает нам чувство холода, напоминает нам также тень. (...) Комнаты, выдержанные в одних синих тонах, кажутся до известной степени просторными, но, собственно, пустыми и холодными. Синее стекло рисует предметы в печальном свете». Красный цвет дает впечатление «как серьезности и достоинства, так и прелести и грации». В зеленом цвете глаз находит «реальное удовлетворение». При этом Гете имел в виду чистые цвета, замечая, что изменение их чистоты приводит уже к другому действию — так, по его мнению, желтый «производит весьма неприятное действие, загрязняясь или до известной степени переходя на отрицательную сторону». Говоря о красном, он также оговаривает чистоту цвета: «Нужно представить себе вполне чистый красный цвет, совершенный, высушенный на белом фарфоровом блюдечке кармин».

Объективность гетевских характеристик была подтверждена много численными экспериментами физиологов и психологов, и в настоящее время наука признает, что отдельный цвет способен производить на человеческий организм определенное, свойственное лишь ему физиологическое и психологическое воздействие, которое и служит основой его эмоционального переживания и эстетического отношения к нему.

Вместе с тем приводимые Гете характеристики цветов дают лишь очень обобщенную картину. Теория Гете предполагает некоего человека вообще, изолированного от конкретных условий; в действительности же бывает так, что определенная ситуация и индивидуальный характер наблюдателя резко изменяют те чувства и эмоции, которые сопровождают восприятие данного цвета.

Отношение к отдельному цвету обусловлено, кроме того, и социально-историческими условиями, и географическими, а также целым рядом таких факторов, как возраст, пол, профессия, общее развитие индивидуума и т. д.

hudozhnikam.ru

Эстетика в мире растений - Питомник Россельхозпитомник

Наступила зима. У садоводов  - коротенькая пора теории, а не практики. И пока есть время, давайте познакомимся с интересными, на наш взгляд, размышлениями о красоте растений Юрия Линника из Петрозаводска.

Эстетически значима композиция растения, его архитектоника. Иногда она проста и однообразна, но обычно ей свойственна сложная расчлененность, иерархичность. Растение является как бы большой сверхструктурой, включающей в себя множество малых структур. Смотрите! Стебель: то округлый, то ребристый, то гладкий, то в волосках, то с каннелюрами, то с перевивами, то полый, то цельный. Листья: округлые и линейные, цельные и кружевные, перистые и гребенчатые, лировидные, яйцевидные, игловидные и т.д. Цветы: звездчатые, колокольчатые..; со шпорцами, шлемами, зевами; с лепестками цельными, с нектарными ямками и кармашками...

Впечатляет конструктивная целесообразность растений. Когда-то москвичей поразила радиобашня Шухова. Удивительно ажурное сооружение! Однако в строении растительных стеблей мы обнаруживаем немало сходных структур. Растения дают свои варианты легких и прочных конструкций. Недаром архитектурная бионика многому учится именно у растений.

Философ Сократ отождествлял красоту с целесообразностью. Интересная мысль! Красота целесообразного есть красота полезного. Вот удивительное явление листовой мозаики: часто листья располагаются симметричными розетками. Рассматривая эти красивейшие композиции, в них на первый взгляд трудно увидеть что-либо утилитарное. Тем не менее соображения целесообразности здесь первенствуют: мозаичное расположение листьев обусловлено функциональной задачей - не затенять друг друга. Полезное совместилось с прекрасным, причем их союз в нашем случае особенно ценен: ведь листовая мозаика - одно из наиболее эстетически значимых явлений в мире растений.

Также структурные начала прекрасного замечательно проявляются в законах спирального листорасположения. Между двумя расположенными друг над другом листьями спираль может сделать разное число оборотов. У каждого вида это число является строго фиксированным. Формулу листорасположения можно записать в виде дроби: числителем здесь будет количество спиральных оборотов, а знаменателем - число листьев в пределах каждого оборота. Если вы заинтересовались, попробуйте составить формулы листорасположения известных растений (овсяница, осока, смородина, лен, ель), затем выстройте эти дроби в одну последовательность и у вас получится закономерный ряд! При переходе от одной дроби к другой происходит сложение числителей и знаменателей. Этот ряд был открыт Фибоначчи и носит его имя. Известна связь ряда Фибоначчи с законом золотого сечения.

И все таки, структура, правильность, регулярность - это оценочные критерии одного плана. Но красота растений не сводится к красоте структурного начала. Это еще и красота неповторимости!

Однодольные и двудольные растения придерживаются явно различных стилевых направлений. Это чувствуется сразу, при первом взгляде на их представителей, скажем, на ландыш и герань. Однодольные стремятся к цельности и лаконичности образа. У них не всегда выражена метамерия стебля - его составленность из нескольких междоузлий. Одинаковые части они или сводят к минимуму, или сливают их в одно непрерывное целое. Любовь однодольных к простоте, завершенности и определенности очень зримо проявляется в их линиях. Они всегда цельные, с замкнутым, очень гармоничным контуром; края у них ровные, жилкование дуговидное, - жилки как бы вторят абрису листа. Своеобразна симметрия цветов у однодольных: для них типично наличие или трех, или шести лепестков венчика. Это их любимые числа, - иных симметрий они не признают.

В рамках иного канона развиваются двудольные. Им свойственна несравненно большая раскованность формы. Двудольные словно живут в другом ритме: несколько более убыстренном, чем у однодольных. В их облике четко проявляется динамика роста. Растения спешат объять и высь, и ширь. Они порой очень обильно ветвятся. Поэтому их архитектоника отличается большой сложностью, расчлененностью. Линии и контуры двудольных весьма разнообразны. Листовые пластинки у них нередко рассеченные, - часто пильчатые или зубчатые по краю. Жилкование обычно сетчатое. Для цветов типична пятимерная симметрия. В пределах этих общих признаков разворачивается потрясающее разнообразие двудольных. Единый стилевой ключ у них намечен лишь в самых общих чертах. По сути дела каждое семейство вырабатывает свой очень индивидуальный стиль. Экспериментаторский дух весьма ощутим у двудольных. Они могут создавать и классически строгие, и романтически тревожные, и маньеристически вычурные формы.

Мы поняли, что в растениях торжествует великое начало структурности, но совместно с красотой неповторимости. И это - основа эстетики растений. Спектр их форм и структур поражает своей широтой. Маленькая ряска и огромный эвкалипт: трудно поверить, что у столь разных форм все же одна основа. Это - растения.

www.rosselhozpitomnik.ru

Комнатные растения – зеленая эстетика дома |

Наш сайт поможет вам разобраться в тонкостях выращивания комнатных растений

Наш сайт поможет вам разобраться в тонкостях выращивания комнатных растений

Уютная атмосфера, регулярно очищающийся воздух, изумительные цветочные композиции – все это подарят вашему дому комнатные растения. Но выращивать их не так легко, как кажется на первый взгляд, ведь растения принадлежат к разным ботаническим семействам, произрастают в разных климатических зонах и требования к уходу за ними тоже очень разные. Разобраться в тонкостях выращивания комнатных растений легко и быстро вам поможет наш сайт.

Здесь вы найдете детальную информацию о правилах выбора и выращивания различных комнатных растений, их особенностях и потребностях, секретах ухода за ними. Наш сайт – просто кладезь полезных советов как для начинающих, так и для опытных цветоводов. Мы собрали самые проверенные данные о правильном размещении комнатных растений, их поливе, пересадке, удобрению, подкормке, соблюдению температурного режима и полезному освещению, избавлению растений от насекомых-вредителей и лечению их от заболеваний.

Woman Watering Plant

Необходимо знать о правильном размещении комнатных растений, их поливе, пересадке, удобрении, подкормке, соблюдении температурного режима и освещении

Необходимо знать о правильном размещении комнатных растений, их поливе, пересадке, удобрении, подкормке, соблюдении температурного режима и освещении

На нашем сайте также представлены обзоры вспомогательных средств по выращиванию растений – различных почвенных смесей (дерновых, торфяных, древесных, хвойных грунтов, аквагрунта и др.), минералов, удобрений и стимуляторов корнеобразования, особенностей дренажа и вегетации и др.

Те, кто лишь ступает на увлекательную стезю садовода, найдут на нашем сайте советы относительно: выбора растений (какие из них неприхотливы, а какие требуют особого ухода), полива растений на период отпуска, защиты их от домашних животных, правильного размещения в доме (солнечная сторона или нет) и т.д. Особое внимание начинающим следует обратить на опасные растения – тем более, если в доме дети. На нашем сайте вы узнаете, какие растения небезопасны для здоровья и как с ними обращаться.

Если вы – поклонник декоративного озеленения дома, вам пригодятся обзоры о том, как гармонично вписать те или иные растения в интерьер, информация о разновидностях вазонов и кашпо для них, а также вариантах создания бонсая или других миниатюрных садиков.

без названия2

Здесь вы сможете найти информацию о создания бонсая или других миниатюрных садиков

Здесь вы сможете найти информацию о создания бонсая или других миниатюрных садиков

Дом в зелени и цветах – это не только красиво, но и полезно. Узнайте, как создать эту эстетику своими силами правильно.

cveti.arbooz.info


Смотрите также